+7 (916) 192-62-23
seva122@yandex.ru

Красное — значит, прекрасное.

"ДЕРЕВО.RU", ноябрь — декабрь 2003

Ирина Сабинина

Как известно, словом mahogony в английском языке называют любую красно-коричневую древесину тропических пород дерева, а также красно-коричневый цвет вообще. Несмотря на то, что колонизировать Южную Америку начали еще испанцы и португальцы, честь открытия красного дерева для европейских мастеров принадлежит англичанам.

Если верить легенде, то красное дерево, как и многие другие хорошие вещи, появилось в нашей жизни случайно. По одной версии, именно из махагони — одной из разновидностей красного дерева — были сделаны ящики, в которые колонизаторы-британцы упаковали вывозимые с экзотических островов «материальные ценности». По другой — куски дерева были использованы в качестве балласта (сторонники этой версии уверяют, что, скорее всего, речь идет о другой разновидности красного дерева — амаранте). «Трофеи» морских экспедиций в начале 1720-х годов привлекли внимание столяров, те заинтересовались оригинальным и доселе неизвестным материалом, начали делать из него мебель. Публика не осталась равнодушной, и красное дерево начало свое триумфальное шествие по английским, а затем и европейским, и российским интерьерам.

Благородный глубокий цвет, блеск и интересная фактура: «языки пламени», словно возникающие в глубине отполированного куска древесины, — как нельзя лучше подходили для создания имперского стиля. Мастера прошлого не вникали в ботанические тонкости: словом, «махагони» называлась самая разная красно-коричневая древесина: как более темная, привозимая из Центральной Африки и с тропических островов, так и относительно светлая, доставлявшаяся с территорий Южной Америки.

0 том, чем привлекало красное дерево мастеров прошлого, и что в нем находят столяры наших дней, мы решили расспросить мастера-реставратора Музея мебели Всеволода Борисовича Полтавцева.

— Какие породы с полным правом можно называть «красным деревом»?
— В России под это определение традиционно попадало огромное количество разновидностей древесины. У Нетыксы, мастера конца XIX — начала XX века, чья книга, изданная в 1908году, и по сей день является буквально Библией для столяров, практически все породы дерева описаны детально и четко. Но вот что он пишет о красном дереве: «Под этим названием продается такая масса различных пород, что мы решительно лишены возможности, высказать даже самое общее определение качества и даже цвета. Все сорта более или менее подходят для наших работ, и все одинаково доброкачественны, поскольку не имеют внешних недостатков. При покупке надо всегда выбирать дерево более яркой окраски и средней твердости. Дерево светлой окраски на солнце линяет, а при темном цвете со временем чернеет». Понятно, что при таком подходе, в разряд «красной» попадает даже древесина тиса и черной ольхи.

— Такая неопределенность свойственна только России?
— Вовсе нет. Американцы, например, красным деревом называют секвойю. Я думаю, что нам в разговоре стоит ограничиться махагони и родственными ему по текстуре, цвету и механическим свойствам породами, иначе в список «красных» попадет большая часть пород древесины. Название породы (акажу, мербау и прочие экзотические слова) столярам практически ничего не говорит: разные партии древесины, продаваемой под одним и тем же названием, могут значительно отличаться по свойствам и цвету. Сегодня мы называем «красным деревом» латиноамериканское и африканское махагони, а также похожие на него сорта. В старинных предметах обычно использовалось либо ровное махагони, либо «пламенное» — т. е. то же махагони, но напиленное из узловатых или суковатых стволов, а также под углом, чтобы достичь особого блеска и «игры» текстуры.

— Когда возникла мода на мебель из красного дерева?
— Она пришла из Англии в начале XVII века. На континенте мебельщики начали использовать этот материал лет на 30−40 позже. В конце XVIII века в моду входит новый стиль, названный «неоампиром». Появление нового материала оказалось как нельзя кстати: красное дерево — воистину «имперская» древесина, сказочно красивая и позволяющая создавать предметы с четкими, понятными линиями. «Языки пламени» (их еще называют «петушиными хвостами»), характерные для махагони, стали главным украшением мебели. В России красное дерево приобрело даже большую популярность, чем на родине. Если сравнивать долю предметов из красного дерева в мебельном производстве России и Англии за период XIX века, то у нас они составят около 60%, а у англичан — едва ли процентов 30. 0 популярности «красной мебели» в России свидетельствует такой факт: в переписке ссыльных декабристов встречается просьба прислать рецепт окраски дерева в красный цвет.
Технологии и эстетические каноны в изготовлении мебели из красного дерева сильно отличались в зависимости от национальных предпочтений. Если англичане активно украшали красное дерево резьбой и инкрустацией, то для наших мастеров рисунок древесины стал приоритетным. Появились широкие гладкие спинки кресел и диванов, ничем не обтянутые, зато тщательно зафанерованные и отделанные, расширились царги мягкой мебели. Замочные накладки и ручки английских шкафов и секретеров, обязательно отделаны блестящим золотистым металлом (латунью, бронзой), а российская мебель в стиле «ампир» обходилась без этих украшений, дробящих восприятие. Для меня до сих пор загадка, что являлось определяющим для старых мастеров — то ли «под предмет» подбирался рисунок дерева, то ли сама текстура древесины «диктовала» мастеру форму предмета.

— Можете ли привести неожиданные примеры использования красного дерева?
— Интересно, что из красного дерева иногда изготавливались киоты для церквей. Тут, наверное, играет свою роль одна особенность «пламенной» древесины: красивее всего она выглядит не при электрическом свете, а при свечах.
Красное дерево активно использовалось в советские времена — какая-никакая, а все же империя! Правда, древесина для советских «стенок» привозилась из Вьетнама и особой красотой не отличалась, а при обработке источала сильный запах.

— Изменись ли технологии изготовления мебели из красного дерева?
— Как реставратор могу сразу сказать, что с современными предметами мебели трудно иметь дело. Неизвестно, что могли «изобрести» технологи: доходит до того, что на кромках недорогой импортной мебели наклеена лакированная бумага, окрашенная под цвет древесины.
Если говорить об общих законах, то раньше гораздо более активно использовался массив древесины. В современной мебели из красного дерева, даже достаточно качественной, плоскости фанеруются, а те поверхности, которые невозможно зафанеровать, например, резные детали, делаются из дерева, не обладающего ярко выраженным цветом и текстурой, а затем окрашиваются в тон предмета. Для старых мастеров подобный подход был невозможен, все части мебели, которые нельзя зафанеровать, изготовлялись из качественного массива красного дерева.

— Есть ли сложности при реставрации предметов мебели из красного дерева?
— Начнем с того, что любая порода дерева обладает разными механическими свойствами в зависимости от того, первичный это лес или вторичный, т.е.  выросший на месте некогда вырубленных лесов. Древесина из вторичных посадок темнее и тверже. Старинная мебель изготавливалась из древесины первичных лесов, а современная древесина, предлагаемая на продажу, - из вторичных посадок. Поэтому при реставрации предметов из красного дерева мы стараемся не применять современных материалов, а пользуемся «архивом»: фанеровкой, снятой со старинных предметов, не имеющих никакой художественной ценности или не подлежащих реставрации.
Честно признаюсь, реставрировать предметы из красного дерева я не люблю. Восстанавливать утраченные вставки по красному дереву, особенно там, где есть «пламенные языки», очень тяжело. Трудно подобрать материал так, чтобы под любым углом зрения «заплатка» не была заметна. Если на предмете, зафанерованом, например, орехом, можно сделать вставку так, чтобы никто, кроме другого мастера, не увидел ее, то на «пламенном» красном дереве это почти невозможно.
Поэтому, когда мне попадается «красный» предмет, я первым делом смотрю на сохранность «пламени». «Порванное пламя» — беда для реставратора. Посечки, мелкие трещины по «пламени» тоже очень трудно отреставрировать. Кстати, современные итальянские предметы, зафанерованные красным деревом, иногда секутся почти сразу, и восстановить мебель очень сложно. Итальянским технологам следует использовать более пластичные клеи и лаки!

…Мода меняется. На смену почти черному венге приходят беленый дуб и береза итальянцы, работающие в классическом стиле, частенько отдают предпочтение ореху и черешне. И все же изысканное благородство красного дерева всегда находит своих поклонников и ценителей. Причем в современных интерьерах красное дерево все чаще используется неожиданно: в наборном паркете из экзотических пород дерева, а иногда и для настенных панелей, которыми декорируют, например, кабинет в английском стиле. Возможно, империя возвращается?

Интервью взяла Ирина Сабинина.